Вывихи после тотального эндопротезирования тазобедренного сустава

Вывихи после ТЭПТС в современном понимании проблемы появились в начале 60-х параллельно с внедрением в практику принципов низкофрикционной артропластики.

Загородний Н.В., Захарян Н.Г., Елкин Д.В., Майсигов М.Н., , Арутюнян О.Г., Алиев Р.А., Сеидов И.И., Безверхий С.В., Хаджихараламбус К.

Российский университет дружбы народов, кафедра травматологии и ортопедии, Москва

Вывихи после ТЭПТС в современном понимании проблемы появились в начале 60-х параллельно с внедрением в практику принципов низкофрикционной артропластики. Теория низкофрикционной артропластики, основанная на глубоких материаловедческих и трибологических исследованиях английского профессора J. Charnley, произвела переворот в философии эндопротезирования и привела к доминированию применения разъемной металл-полиэтиленовой пары трения с уменьшенным диаметром головки эндопротеза. Такое решение позволило не только увеличить толщину вертлужного компонента и создать необходимый запас полиэтилена ввиду предстоящего износа, но и уменьшить сами показатели износа в рабочем узле эндопротеза. Мовшович И.А. (1994) приводит формулу [9]:

Мтр = КтрМR

в которой Мтр – момент трения, Ктр — коэффициент трения, R – радиус головки, М — вес пациента. Следовательно, чем меньше радиус головки, тем меньше момент трения и износ.

Используемые до этого периода конструкции имели большой диаметр головки (эндопротезы Smith – Petersen, Wiles, Judet, Moore, Gosset, Thompson), и вывихи в сравнении с инфекционными осложнениями, износом и асептической нестабильностью носили скорее эпизодический характер. Современник J.Charnley, P.A.Ring в 1964 году разработал эндопротез с металл-металической парой трения, головкой большого диаметра (40 мм) и бесцементной (фиксирующейся при помощи винта в области полюса) чашкой. С 1964 по 1974 год было установлено 1000 эндопротезов. Автор отмечает всего 3 случая вывиха (0,3%), при этом в двух случаях это были пациенты с инсультом в анамнезе, осложненным парезом нижней конечности. Сам J.Charnley первоначально предлагал применять при тотальном эндопротезировании тазобедренного сустава головку диаметром 41,5 мм, исходя из того, что такой подход позволяет обеспечить анатомическую, а, следовательно, и функциональную идентичность со здоровым тазобедренным суставом [18]. Полученные им неудовлетворительные результаты, связанные с повышенным износом и асептической нестабильностью, привели к тому, что головка диаметром 22,225 мм на длительное время стала стандартом при эндопротезировании тазобедренного сустава.

С начала 70-х годов прошлого века в литературе, посвященной эндопротезированию тазобедренного сустава, систематически появляются сообщения о частоте вывихов, их возможных причинах, способах профилактики, консервативного и оперативного лечения.

В 1972 году Charnley докладывает о 582 случаях эндопротезирования с частотой вывихов 1,5%. Coventry M.B. и соавторы (1974) доложили об установке 2012 эндопротезов типа Charnley, 1684 из них — пациентам с применением чрезвертельного доступа. Число вывихов составило 60 (3%). 54 из них произошли в течение первых трех месяцев, 6 — в течение первого года. В 46 случаях из 60 после закрытого вправления рецидивов не наблюдалось. Число задних вывихов составило 30, при чем в 23 случаях выявлены рентгенологические признаки ретроверсии вертлужного компонента до 7°-10°. В 11 случаях произошел передний вывих: в 1 случае вывих произошел в результате импиджмента между шейкой и цементом, сместившимся кзади, а в остальных 10 возникновение переднего вывиха было обусловлено избыточной антеверсией бедренного компонента с антеверсией или без антеверсии вертлужного компонента. В 2 случаях выявлена вертикальная позиция вертлужного компонента (60° и 62°). В остальных 17 случаях вывих произошел по следующим причинам: в 6 случаях — из-за отрыва большого вертела, в 4 случаях пациенты не соблюдали предписанное им ограничение движений, и в 5 случаях вывих произошел в результате падения. Из четырнадцати пациентов с рецидивом вывиха тринадцати произведены ревизионные вмешательства, в процессе которых производились открытое вправление (3 операции), смещение точки фиксации подвздошно-поясничной мышцы кпереди (с целью ограничения наружной ротации в состоянии разгибания) (1 операция), смещение большого вертела кпереди (с целью ограничения внутренней ротации) (1 операция), переустановка ацетабулярного компонента (8 операций).

В 1978 году Lewinnek G.E. и соавторы доложили о результатах 300 операций эндопротезирования тазобедренного сустава. Операции были выполнены пятью хирургами с применением заднебокового доступа в модификации Gibson двух типов эндопротезов (типа Aufranc-Turner и Charnley-Mueller). Число вывихов составило 9 (3%). Средний возраст пациентов составил 63,1 года, тогда как среди пациентов с вывихами средний возраст составил 66,4 года (эта разница не является статистически достоверной). Из 9 пациентов у 3 произошел передний вывих, у 5 – задний. Пятеро пациентов с вывихами имели в анамнезе оперативное вмешательство на тазобедренном суставе. Авторы посчитали причиной передних вывихов избыточную антеверсию чашки и не обнаружили корреляции между задними вывихами и ориентацией чашки. Частота вывихов в группе пациентов с параметрами установки чашки — антеверсия 15° ± 10°, абдукция 40° ± 10° — составила 1,5%. Тогда как частота вывихов среди пациентов с параметрами ацетабулярного компонента вне этих значений составила 6,9%. Именно Lewinnek G.E. и соавторы (1978) ввели в литературу термин “safe zone”, т.е. безопасная зона. Интересный факт выявили авторы – наиболее опытный хирург имел частоту вывихов 0,5%, хотя он устанавливал чашки в “safe zone” не чаще, чем остальные. Результаты консервативного лечения не выявили влияния иммобилизации на последующую стабильность в тазобедренном суставе.

Pellicci P.M. и соавторы в 1979 году доложили о 3000 операциях, выполненных с 1971 по 1979 год с применением чрезветельного доступа и эндопротезов типа Charnley-Mueller и Charnley. Число вывихов — 14 (0,46 %). У 10 из 14 пациентов первичный вывих произошел в течение 3 недель с момента операции. Рецидив вывиха наблюдался у 4 пациентов. 12 вывихов произошло при сгибании больше 90°. В 7 случаях рентгенологически выявлена неправильная позиция ацетабулярного компонента, но только в двух из них произведены ревизионные вмешательства. Всего ревизий было 5, во время ревизий проводились: дистализация большого вертела и замена вертлужного компонента. После закрытого вправления и ревизионных вмешательств авторы предложили применять иммобилизацию в брейсе в течение 6 нед.

Постепенно формировались методы профилактики, консервативного и оперативного лечения вывихов эндопротеза. Принципиальным различием методик консервативного лечения является применение иммобилизации. Ряд авторов настаивают на применении иммобилизации [19,25,43], рекомендуя применять брейсы, ограничивающие движения в тазобедренном суставе. Другие предлагают использовать систему скелетного вытяжения, иммобилизацию в деротационном сапожке [4,27,66] или постельный режим [34].

Оптимальная продолжительность лечения в брейсе не исследована в рандомизированных испытаниях [25]. Наиболее часто рекомендуется срок 6-12 недель с последующими предосторожностями в отношении движений в тазобедренном суставе в течение еще 8 недель. Clayton M.L. и Thirupathi R.G. (1983) считают целесообразным применение абдукционного брейса (рис.1) после второго вывиха головки эндопротеза, Irie S. и соавторы (2002) — после третьего. При задних вывихах брейс должен ограничить сгибание до 70°; при передних, которые происходят в результате разгибания и наружной ротации, необходимо устранить разгибание бедра, поэтому часто устанавливают замок, ограничивающий разгибание в положении 30° сгибания в тазобедренном суставе. Большую опасность несут ротационные движения, поэтому более надежными являются длинные брейсы с захватом стопы [24]. Так или иначе, цель лечения в брейсе состоит в том, чтобы защитить перикапсулярные структуры, поврежденные после вывиха, от дополнительной травматизации до полного заживления [25]. Dewal H. и соавторы (2004) не выявили разницы в результатах консервативного лечения без и с применениeм абдукционного ортеза у 91 пациента с первичным вывихом и 58 - с рецидивирующим.

Рис. 1

Рис.1. Абдукционный ортез (Clayton M.L., Thirupathi R.G., 1983).

Большая часть вывихов эндопротеза после закрытого вправления не имеет рецидивов даже без применения дополнительной иммобилизации [40]. По данным Schuh A. и соавторов (2006) повторные попытки закрытого вправления часто приводят к повреждению головки эндопротеза. С 1997 по 2001гг. Sanchez-Sotelo J. и соавторами 3671 пациенту произведено 4054 операций ТЭПТС. Количество вывихов составило 99 (2.4%). Из них в 62 случаях (63%) выполнено одно закрытое вправление, что оказалось достаточным.

Оперативные методики профилактики и лечения вывихов разрабатывались с учетом всеобщего понимания выгодности применения головок малого диаметра. Разрабатывались конструкции с механизмом, ограничивающим выход головки из вертлужного компонента. Первой такой конструкцией можно считать цельнометаллический неразборный эндопротез, предложенный и внедренный в практику Сивашем в 1963 году. Сиваш впервые использовал в своей конструкции эндопротеза комбинацию двух различных металлов. Вертлужный и бедренный компоненты изготавливались из титана, а головка и крепежные плашки — из комохрома, обладающего высокой износостойкостью, что в последствии использовалось различными авторами при создании систем эндопротезов с металл-металлической парой трения [1,5,10,73]. В модификации Russin L.A. (1974) эндопротез получил распространение в Европе и широко применялся при болезни Паркинсона, выраженной гипотрофии мышц области тазобедренного сустава и церебральном параличе [55,60].

Вкладыши с замыкающим кольцом. На западе большое распространение получили вкладыши или цементные полиэтиленовые чашки с замыкающим кольцом. Kavanagh B.F. и Fitzgerald R.H. (1987) доложили о 8 случаях применения вкладыша с замыкающимся кольцом во время ревизионных вмешательств по поводу рецидивирующего вывиха. Однако в 6 случаях произошел рецидив вывиха. Используя аналогичную методику, Fraser и Wroblewski B.M. (1981) получили противоположные результаты: в 76% случаев применения кольца в дальнейшем рецидивов не наблюдалось. Woo R. и Morrey B. (1982) наблюдали 91 случай применения конструкций с замыкающим кольцом, в 69% случаев рецидивов не наблюдалось.

Stanton D.A. и соавторы (2002) с 1989 по 2000 год установили 13 конструкций с замыкающим кольцом при лечении пациентов с рецидивирующими вывихами после эндопротезирования. Средний возраст пациентов составил 73 года, средний срок наблюдения — 43 месяца. Авторы не отмечают эпизодов рецидива вывиха. Williams Jr. и соавторы (2006) проанализировали 8 крупных исследований с применением конструкций с замыкающим кольцом, проведенных за последние 15 лет. Общее количество установленных конструкций составило 1199 у 1148 пациентов, период наблюдения составил от 24 до 124 недель. Средняя частота вывихов после оперативных вмешательств составила 10%.

Рис. 2

Рис.2. А — Osteonics Bipolar Constrained Acetabular Insert (Osteonics Corp., Allendale. NJ); В — Ringloc Constrained Liner Technique (Biomet Inc. Warsaw, IN); С -Trilogy Acetabular System Constrained Liner (Zimmer Inc., Warsaw, IN).

Вкладыши с козырьком. Несколько биомеханических исследований показали достоверное уменьшение объема движений при применении вкладышей с козырьком [49]. По мнению Krushell R.J. и соавторов (1991) происходит не уменьшение, а переориентация объема движений. При установке козырька кзади, увеличивается стабильность при сгибании и сочетании сгибания и внутренней ротации, но ограничиваются разгибание и наружная ротация в разгибании [39]. Cobb T.K. и соавторы (1996) выявили статистически достоверное снижение частоты вывихов при применении вкладышей с козырьком. За двухлетний период наблюдения частота вывихов при применении вкладышей с козырьком составила 2,19%, тогда как в группе, где применялись стандартные вкладыши, это осложнение наблюдалось у 3,85% пациентов.

Антилюксационное полиэтиленовое полукольцо. Альтернативой вкладышу с козырьком является антилюксационное полиэтиленовое полукольцо (рис.3). Одни авторы, применяя данную технологию, получали хорошие результаты [13,17,32,42,47,48], данные других свидетельствуют не в пользу этого метода [30,56,70,73]. Первая публикация с описанием применения антилюксационного полукольца принадлежит Olerud S. и Karlstrom G. (1985). Они вырезали из сферической полиэтиленовой чаши полукруг и применяли его в процессе ревизионных вмешательств в случаях рецидивирующего вывиха, фиксируя винтами к полиэтиленовой чаше. Авторы описали 6 случаев применения полиэтиленового аугмента со сроком наблюдения от 9 месяцев до 3 лет. Ни в одном из случаев рецидива вывиха не наблюдалось. В 1988 году Mogensen B. доложил о двух случаях применения антилюксационного полукольца с хорошими результатами. В том же году Graham G.P. и соавторы (1988) доложили о трех случаях с рецидивами вывиха во всех трех случаях. По мнению авторов, вывих происходил в результате импиджмента между головкой и козырьком. В 1989 году Gie G.A. и соавторы (1989) доложили о 10 случаях с применением антилюксационного полукольца, в 3 случаях наблюдался рецидив вывиха. В 1991 году Watson P. и соавторы (1991) доложили о 2-х случаях применения антилюксационного полукольца. В одном случае через 18 месяцев наблюдения вывихов не наблюдалось, в другом вывих произошел через 7 месяцев в результате перелома винтов, фиксирующих козырек.

Ряд авторов уделяли внимание толщине и форме полукольца, количеству винтов необходимых для оптимальной фиксации к чаше [31,42,70].

Шведский регистр тотального эндопротезирования (2002) не выявил разницы в объеме движений среди пациентов, которым применялись полукольца в сравнении с контрольной группой.

Рис. 3

Рис.3. А — Антилюксационное полукольцо (Имплант МТ, Россия); В — ALR- antiluxation ring (Waldemar Link GmbH, Hamburg, Germany).

Применение любых конструкций, стабилизирующих сустав за счет ограничения выхода головки из впадины, может привести к двум следующим проблемам:

a) повышенный износ в точке ограничения;

b) асептическая нестабильность вертлужного компонента, вследствие увеличенного ротационного момента, возникающего в точке ограничения и передающегося на границу чашка-кость.

Применение головок большого диаметра. Для увеличения диаметра головки необходима пара трения с минимальным износом. Металл-металлические пары привлекали хирургов своей износостойкостью и ожидаемыми хорошими прочностными характеристиками [44,68]. Wiles (1938) был первым, кто произвел тотальное эндопротезирование коленного сустава металл-металлическим эндопротезом. McKee G.K. и Watson-Farrar J. (1951), Ring (1962), Сиваш (1963) создали ряд эндопротезов с металл-металической парой трения, однако, как уже говорилось выше, развитие теории низкофрикционной артропластики на время приостановило исследования в этом направлении. Промежуточным решением можно назвать систему двойной подвижности, предложенную в 1974 году французским хирургом G.Bousquet [11]. В основе изобретения G.Bousquet лежала идея объединения преимуществ двух разных конструкций: уменьшение износа за счет применения металл-полиэтиленовой пары трения с маленьким диаметром головки и обеспечение стабильности сустава за счет головки эндопоротеза, размеры которой близки к естественным анатомическим размерам [11,15]. Конструкция чашки двойной подвижности имеет две пары суставных поверхностей: сочленение головки (предпочтительно диаметром 22,2 мм) с полиэтиленовым вкладышем, который в свою очередь контактирует с отшлифованной внутренней поверхностью металлической чашки.

Улучшение трибологии имплантатов в последней декаде ХХ века позволило сделать применение головок большого диаметра с парой трения металл-металл возможным [54,69]. В начале 80-х швейцарский ортопед Bernard G. Weber при обследовании 60 пациентов, которым в конце 60-х были установлены эндопротезы типа Muller с металл-металической парой трения, в пяти случаях, к своему удивлению, обнаружил отличный клинический и рентгенологический результаты [71]. Конец ХХ века можно считать периодом возвращения металл-металической пары трения сначала в конструкциях с головкой малого диаметра (Metasul), а в дальнейшем применение этой пары трения в эндопротезах с большим диаметром головки.

Появление полиэтилена с поперечными связями, обладающего пониженными показателями износа, сделало возможным применение головок большого диаметра в металл-полиэтиленовой паре трения. В экспериментах in vitro с применением симуляторов тазобедренного сустава был доказан низкий уровень износа полиэтилена с поперечными связями при применении головок диаметром до 46 мм.

Классификации вывихов после ТЭПТС:

Общепринятой универсальной классификации вывихов после ТЭПТС не существует. Однако некоторые авторы классифицируют вывихи по определенным критериям.

1. В зависимости от обстоятельств, при которых произошел вывих, различают [45]:

a) Спонтанный или „истинный“ вывих – происходит при выполнении повседневных манипуляций (например, когда пациент встает с постели, садится в машину);

b) Травматический вывих – вывих происходит в результате адекватной травмы.

2. В зависимости от частоты вывиха Khan R.J.K. и соавторы (2006) различают:

a) однократный;

b) рецидивирующий (два и более вывихов).

По данным Joshi A. и соавторов (1998) только в 16% случаев после закрытого вправления происходит рецидив вывиха. Частота повторных вывихов после закрытого вправления составляет 33% [77]. Как мы уже отмечали, вероятность рецидива вывиха тем выше, чем позже после операции он произошел. Согласно Ali Khan , в случаях, когда первый вывих происходил до 5-ой недели после операции, рецидив наступал в 39,3% случаев, а если после 5-ой недели после операции — рецидив вывиха происходил в 58,3% случаев. Woo R. и Morrey B. (1986) отмечают, что у всех пациентов без рецидива вывиха первый вывих происходил до 54 дня после операции, а у всех пациентов с рецидивирующим вывихом первый вывих происходил через 122 и более дней после операции.

3. Существует несколько классификаций, в основе которых лежит период, прошедший с момента операции до момента первичного вывиха головки эндопротеза:

Таблица 1. Классификации вывихов в зависимости от периода, прошедшего с момента операции.

Ali Khan M.A. et al., 1981

Daly J.P. и Morrey B.F., 1992

Ранний вывих до 5-ой нед. после операции Ранний вывих(первичный) до 3 мес. после операции
Поздний вывих после 5-ой нед. после операции Вторичный вывих с 4-го мес. до 5 лет после операции
Поздний вывих через 5 и более лет после операции

Wroblewski B.M. и соавторы (2006) не предлагают определенной классификации, однако в своих работах к ранним они относят вывихи, произошедшие до года с момента операции, а к поздним – вывихи, произошедшие через год и более после операции. Распространено мнение о том, что частота ранних вывихов выше частоты поздних. По разным данным на ранние вывихи приходится 33-90% всех вывихов после ТЭПТС [6,7,53]. Ранний вывих происходит на фоне мышечной слабости и низкой прочности рубцов по ходу оперативного доступа в раннем послеоперационном периоде, именно по этой причине Daly J.P. и Morrey B.F. (1992) называют его первичным. В этих условиях такие предрасполагающие факторы как неправильная ориентация компонентов эндопротеза, импиджмент, нерациональное ведение раннего послеоперационного периода имеют больше возможности реализоваться в вывих. Авторы выделили отдельную группу – вторичные вывихи (с 4-го мес. до 5 лет после операции). По их мнению, в этот период вывих происходит по причине неправильной позиции компонентов эндопротеза и дисфункции абдукторного механизма.

Joshi A. и соавторы (1998) изучили 161 случай вывиха головки эндопротеза после цементного эндопротезирования, из них 37% случаев относились к ранним вывихам. По мнению Coventry M.B. (1972) 90% вывихов относятся к ранним. Phillips C. и соавторы (2003) проанализировали 58521 операций ТЭПТС и за 6 месяцев наблюдения доложили о 4% первичных вывихов, из которых 1% произошел к концу первой недели. К концу первого месяца после операции количество вывихов составило 3%, к 26 неделе после операции — 3,9%.

Таблица 2. Доля ранних вывихов по данным разных авторов.

Авторы

Срок наблюдения

% от общего числа вывихов

Bourne et al., 2004

5 нед.

60%

J.P. Daly и B.F. Morrey, 1992

1 мес.

33%

Williams et al., 1982

1 мес.

70%

Ali Khan et al., 1981

5 нед.

66%

В зарубежной литературе, говоря о частоте поздних вывихов после тотального эндопротезирования, часто приводится цифра 5%. Данные, приведенные ниже, полученные Von Knoch M. (2002) и Callaghan J.J. (2001), противоречат распространенному мнению о частоте поздних вывихов, но, по всей вероятности, являются более достоверными, так как основаны на большом количестве и длительном сроке наблюдений. В 2002 году Von Knoch и соавторы на основании данных, полученных в клинике Mayo, опубликовали статью „Late dislocation after total hip arthroplasty“, которая является одной из наиболее цитируемых при обсуждении проблемы поздних вывихов. С 1965-1995 в клинике Mayo 15964 пациентам произведено 19680 операций первичного ТЭПТС; частота вывихов составила 2.6%. Поздние вывихи головки эндопротеза составили 32% (165 суставов) от общего числа вывихов (следует отметить, что авторы относили к поздним вывихи произошедшие через 5 и более лет с момента операции). В среднем, поздний вывих происходил через 11,3 года после операции. Поздние вывихи часто сочетались с износом полиэтилена больше 2 мм. Авторы отмечают относительно высокий риск позднего вывиха у женщин (у женщин поздний вывих происходил чаще раннего) и молодых пациентов (средний возраст пациентов (имеется в виду возраст на момент первичного ТЭПТС) с ранним вывихом составил 37 лет, с поздним вывихом — 33 года). Поздние вывихи, в отличие от ранних, чаще переходят в рецидивирующие, следовательно, чаще требуют оперативной коррекции. В 55% случаев (90 суставов) после закрытого вправления поздние вывихи имели рецидив. В 33% случаев (55 суставов) лечение завершилось ревизионным вмешательством. Поздние рецидивирующие вывихи составили 61% всех рецидивирующих вывихов.

В университетской клинике Iowa с 1970 по 1996 год произведено 4164 операции ТЭПТС [16]. Частота вывихов после первичной операции составила 7,2%, после ревизионных вмешательств — 11.2%. 25% вывихов в данном исследовании произошло через 2 и более лет после операции.

Daly J.P. и Morrey B.F. (1992) считают причинами поздних вывихов формирование сгибательно-разгибательного канала в результате износа и ослабление капсульно-мышечного натяжения по причине хронического травмирования или вследствие асептического воспаления возникшего под действием продуктов износа.

Согласно Parvizi J. и соавторам (2006) причинами позднего вывиха чаще всего являются:

  • неправильная позиция компонентов эндопротеза;
  • возрастная потеря мышечной массы;
  • травма;
  • неврологические нарушения;
  • износ полиэтилена.

1. По этиологии вывиха Fontes P. и соавторы (1991) различают:

a) Вывихи, происходящие по причине неправильной позиции компонентов эндопротеза. Чаще всего это относится к неправильной ориентации ацетабулярного компонента, реже к установке бедренного компонента. Сюда же относят случаи импиджмента между шейкой эндопротеза и ацетабулярным компонентом;

b) Вывихи, происходящие по причине дисбаланса или слабости мышечно-связочного аппарата области тазобедренного сустава.

2. Придавая большое значение явлению импиджмента в механизме возникновения вывихов, Scifert C.F. и соавторы (2001) предлагают различать:

a) Вывихи в результате импиджмента между шейкой эндопротеза и вертлужным компонентом или подвздошной костью;

b) Вывихи в результате импиджмента между большим вертелом и подвздошной костью;

c) Вывихи без участия импиджмента.

По мнению Scifert C.F. 90% вывихов происходят с участием импиджмента.

6. Исходя из локализации вывиха, различают:

a) Задний вывих — возникает при сгибании, приведении и внутренней ротации. Встречается наиболее часто (75 — 90% всех вывихов) [26]. По мнению Harkess W.J. (1992), горизонтализация чашки увеличивает риск возникновения заднего вывиха;

b) Передний вывих возникает при разгибании, приведении и наружной ротации; Причиной переднего вывиха чаще всего является избыточная антеверсия вертлужного компонента;

c) Верхний или латеральный вывих (Lewinnek G.E. и соавторы (1978) называют такой вариант вывиха подвздошным) возникает при приведении бедра, часто сопряжен с вертикальной позицией вертлужного компонента (более 60°) [33,46].

Список литературы

1.Вирабов С.В. Эндопротезирование тазобедренного сустава разборным многопозиционным тотальным эндопротезом конструкции автора. // Автореферат диссертации доктора мед. наук (14.00.22).— М.—1987.— 31 с.

2.Волошин В.П., Зубиков В.С., Мартыненко Д.В. Оптимизация хирургической техники и профилактика вывиха тотального эндопротеза тазобедренного сустава // Вестник Российской АМН. 2005. Vol., № 5. P. 32-36.

3.Загородний Н.В. Эндопротезирование при повреждениях и заболеваниях тазобедренного сустава. Диссертация докт. мед. наук, 14.00.22, 14.00.41. – Москва, 1998. – 347 с.

4.Колесник А.И. Новые технологические решения и профилактика осложнений в эндопротезировании тазобедренного сустава // Дисс. … докт. мед. наук. — Курск. 2002. Vol., №. P.

5.Корж А.А., Кулиш Н.И., Танькут В.А., Эрназаров Х.М. Новые разработки в эндопротезировании тазобедренного сустава.// Изобрет. paц. В травмат. и ортопедии.— М.—1983.— С. 16-19.

6.Кузьмин И.И. Биомеханика вывихов после эндопротезирования тазобедренного сустава // Человек и здоровье. Восьмой Российский национальный конгресс. 24-28 ноября 2003г., Санкт-Петербург, Россия. – Спб., 2003. – с55-56.

7.Кузьмин И.И. Сотин А.В. биомеханические аспекты ошибок и осложнений эндопротезирования тазобедренного сустава // VII съезд травматологов и ортопедов России 18-20 сентября 2002 г., Новосибирск, Тез. Докл., Т.2.-Новосибирск, 2002-С.238.

8.Лоскутов А.Е., Головаха М.Л., Gabel M, Олейник А.Е. / Вывихи при эндопротезировании тазобедренного сустава/ Реконструктивная хирургия: Сб. научных работ.

9.Мовшович И.А. Оперативная ортопедия. — М.: Медицина,1994.

  1. Шершер Я.И. Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава. // Автореферат диссертации докт. мед. наук (14.00.22).— Саратов.—1975.— 24 с.
  2. Adam P., Farizon F., Beguin L., Fessy M.H.: surface analysis of 50 explanted constrained double-mobility polyethylene cups. J Bone Joint Surg (Br), 2001, 83-B, Supplement I, 59.
  3. Ali Khan M.A., Brakenbury P.H., Reynolds I.S. Dislocation following total hip replacement. J Bone Joint Surg Br 1981; 63-B: 214-218.
  4. Bradbury N., Milligan G.F. Acetabular augmentation for dislocation of the prosthetic hip. Acta Orthop Scand 1994; 65 (4): 424-6.
  5. Bourne R., Mehin R. The dislocating hip: what to do, what to do? The Journal of Arthroplasty , Volume 19 , Issue 4 , June 2004, Pages 111 — 114
  6. Bousquet G., Gazielly D., Girardin P., Debiesse J.L., Relave M., Israeli A.: The ceramic coated cementless total hip arthroplasty. Basic concepts and surgical technique. J OrthopSurg, 1985, 1, 15-28.
  7. Callaghan J.J., Heithoff B.E., Goetz D.D. et al. Prevention of dislocation after hip arthroplasty: lessons from long-term followup. Clin Orthop 2001;393:157-62.
  8. Charlwood A.P., Thompson N.W., Thompson N.S., Beverland D.E., Nixon J.R. Recurrent hip arthroplasty dislocation. Acta Orthop Scand 2002; 73 (5): 502-5.
  9. Charnley J. Low Friction Arthroplasty of the Hip: Theory and Practice. Berlin: Springer, 1979.
  10. Clayton M.L., Thirupathi R.G. Dislocation following total hip arthroplasty. Management by special brace in selected patients. Clin Orthop Relat Res. 1983 Jul-Aug;(177):154-9.
  11. Cobb T.K., Morrey B.F., Ilstrup D.M.: The elevated-rim acetabular liner in total hip arthroplasty: Relationship to postoperative dislocation. JBJS, Vol 78-A, N0. 1, January 1996, 80-86.
  12. Coventry M.B., Beckenbaugh R.D., Nolan D.R., Ilstrup D.M.. Two thousand and twelve total hip arthroplasties: A study of postoperative course and early complications. J Bone Joint Surg 1974, 56-A:273-84.
  13. Daly P., Morrey B. Operative correction of an unstable total hip arthroplasty. J Bone Joint Surg (Am) 1992; 74:1334-43.
  14. Dewal H., Maurer S.L., Tsai P., Su E., Hiebert R., Di Cesare P.E. Efficacy of abduction bracing in the management of total hip arthroplasty dislocation. J Arthroplasty. 2004 Sep;19(6):733-8.
  15. D’Angelo F., Murena L., Zatti G., Cherubino P. The unstable total hip replacement. Indian Journal of Orthopaedics 2007, 42(3):252-259.
  16. Dorr L.D., Wan Z., Shahrdar C., Sirianni L., Boutary M., Yun A. Clinical performance of a Durasul highly cross-linked polyethylene acetabular liner for total hip arthroplasty at five years. Bone Joint Surg Am. 2005; 87: 1816-21.
  17. Dorr L.D., Wan Z. Causes of and treatment protocol for instability of total hip replacement. Clin Orthop 1998;355:144-51.
  18. Eftekhar N.S. Dislocation and stability. In: Total hip arthroplasty, St Louis, C V Mosby,1993: 1505-53.
  19. Fackler C.D., Poss R. Dislocation in total hip arthroplasties. Clin Orthop 1980; (151): 169-78.
  20. Fontes D., Benoit J., Lortat-Jacob A., Didry R. La luxation des prothèses totales de hanche. Validation statistique d’une modélisation, à propos de 52 cas. Rev. Chir Orthop. 1991 ; 77 : 163-70
  21. Fraser G.A., Wroblewski B.M.: Revision of the Charnley low-friction arthroplasty for recurrent or irreducible dislocation. J Bone Joint Surg 63B:552, 1981
  22. Gie G.A., Scott T.D., Ling R.S. M. Cup augmentation for recurrent hip replacement dislocation. J Bone Joint Surg (Br) 1989; 71: 338.
  23. Graham G.P., Jenkins A., Mintowt-Czyz W. Recurrent dislocation following hip replacement: brief report. J Bone Joint Surg (Br) 1988; 70-B: 675.
  24. Gungor T., Hallin G. Cup re-enforcement for recurrent dislocation after hip replacement. J Bone Joint Surg (Br) 1990; 72: 525.
  25. Harkess W.J. Arthroplasty of the hip. In: CrenShaw AH, eds. Campbell’s operative Orthopaedics. Mosby. St.louis, 1998: 296-471.
  26. 35. Hartofilakidis G., Karachalios T. Total Hip Arthroplasty for Congenital Hip Disease. The Journal of Bone and Joint Surgery (American) 86:242-250 (2004)
  27. Irie S., Iida H., Nishimatsu H., Hayashi C., Nakamura T. A test model of hip brace for prevention of dislocation after total hip arthroplasty (Zetton Band). Prosthet Orthot Int. 2002 Dec;26(3):253-6.
  28. Joshi A., Lee C.M., Markovic L., Vlatis G., Murphy J.C. Prognosis of dislocation after total hip arthroplasty. J Arthroplasty 1998;13:17-21.
  29. Kavanagh B.F., Fitzgerald R.H. Jr. Multiple revisions for failed total hip arthroplasty not associated with infection. J Bone Joint Surg 1987, 69-A: 1144-9.
  30. Khan R.J.K., Carey Smith R.L., Alakeson R., Fick D.P., Wood D. Operative and non-operative treatment options for dislocation of the hip following total hip arthroplasty (Review) 1 Copyright © 2007 The Cochrane Collaboration. Published by John Wiley & Sons, Ltd
  31. Krushell R.J., Burke D.W., Harris W.H. Elevated-rim acetabular components. Effect on range of motion and stability in total hip arthroplasty. J. Arthroplasty, 6 (Supplement): S53-S58, 1991.
  32. Lachiewicz P.F., Soileau E.S. Stability of total hip arthroplasty in patients 75 years or older. Clin Orthop 405:65, 2002
  33. Lewinnek G.E., Lewis J.L., Tarr R., Compere C., Zimmerman J. Dislocations after total hip replacement arthroplasties. J Bone Joint Surg 1978, 60-A:217-20.
  34. Madan S., Sekhar S., Fiddian N.J. Wroblewski wedge augmentation for recurrent posterior dislocation of the Charnley total hip replacement. Ann R Coll Surg Engl 2002; 84: 399-403.
  35. Mallory T.H., Lombardi A.V.Jr., Fada R.A., Herrington S.M., Eberle R.W. Dislocation after total hip arthroplasty using the anterolateral abductor split approach. Clinical Orthopaedics and Related Research, 358:166-172, January 1999.
  36. McMinn D., Treacy R., Lin K., Pynsent P. Metal on Metal Surface replacement of the hip: Clinical Orthopaedics and Rel Res 1996; 329S: 89-98
  37. Meyrueis J.P., Cazenave A. — Prévention et traitement des luxations de prothèses totales de hanche par butée prothétique vissée. Rev. Chir. Orthop., 1992, 79, Suppl II., 157-158.
  38. Мiljkovic N.D, Ercegan G.M., Stulic R.B., Jandric Z.B. Computer Aided Evaluation of Total Hip Prosthesis Stability. Journal for Geometry and Graphics Volume 2 (1998), No. 2, 141{149
  39. Mogensen B., Arnason H., Jonsson G.T. Socket wall addition for dislocating total hip. Acta Orthop Scand 1986; 57: 373-4.
  40. Nicholl J.E., Bintcliffe I.W.L, Koka S.R., Addison A.K. Acetabular augmentation for the treatment of unstable total hip arthroplasties. Ann R Coll Surg Engl 1999; 81: 127- 32.
  41. Nicholas R.M., Orr J.F., Mollan R.A., Calderwood J.W., Nixon J.R., Watson P. Dislocation of total hip replacements. A comparative study of standard, long posterior wall and augmented acetabular components. J Bone Joint Surg Br. 1990 May;72(3):418–422.
  42. Olerud S., Karlstrоm G. Recurrent dislocation after total hip replacement: treatment by fixing an additional sector of the acetabular component. J Bone Joint Surg 67B:402, 1985
  43. Parvizi J., Wade F.A., Rapuri V., Springer B.D., Berry D.J., Hozack W.J. Revision hip arthroplasty for late instability secondary to polyethylene wear. Clin Orthop Relat Res 2006;447:66-69.
  44. Pellicci P.M., Salvati E.A., Robinson H.J. Mechanical failures in total hip replacement requiring reoperation 1979;61:28-36. J Bone Joint Surg Am.
  45. Phillips C., Barrett J., Losina E., et al: Incidence rates of dislocation, pulmonary embolism, and deep infection during the first six months after elective total hip replacement. J. Bone Joint Surg. 85-A:20-26, 2003.
  46. Que L. Effect of heat treatments on the Microstructure, Hardness, and Wear Resistance of As-Cast and Forged Cobolt-Chromium Implantalloys. Symposium on Cobalt-Based Alloys for Biomedical Applications 1998; Norfolk, Virginia.
  47. Radulovic B., Kenig I., Radovanovic M. Indications for Sivash type total hip prosthesis, in Charnley J (ed): Low Friction Arthroplasty of the Hip: Theory and Practice. Berlin, Germany: Springer-Verlag, 1979, pp. 74-81.
  48. Reikeras O. Acetabular arthroplasty to prevent dislocation after total hip replacement. Acta Orthop Scand (Suppl 231) 1989; 60: 17.
  49. Ring P.A. Ring Total Hip Replacement. In Total Hip Replacement, p. 26. Edited by M. Jayson. London: Sector Publishing Limited (1971).
  50. Ring P.A. Five to fourteen year interim results of uncemented total hip arthroplasty. Clin Orthop Relat Res. 1978 (137):87–95.Nov–Dec.
  51. Robinson R.P., Simonian P.T., Gradisar I.M., Ching R.P. Joint motion and surface contact area related to component position in total hip arthroplasty. J Bone Joint Surg 79B: 140-146,1997.
  52. Russin L.A., Russin M.A. Abstract: A preliminary study of total hip joint replacement by jeans of the Russin-modified Sivash prostheses: 100 cases. 41st Annual Meeting Proceedings, Dallas, Texas. Chicago, IL: American Academy of Orthopaedic Surgeons, 1974, p. 119.
  53. Sanchez-Sotelo J., Berry D.J. Epidemiology of instability after total hip replacement. Orthop Clin North Am. 2001;32:543–552.
  54. Scifert C.F., Noble P.C., Brown T.D., Bartz R.L., Kadakia N., Sugano N., et al. Еxperimental and computational simulation of total hip arthroplasty dislocation. Orthop Clin North Am 2001; 32: 553-567.
  55. Scifert C.F., Brown T.D., Lipman J.D. Finite element analysis of a novel design approach to resisting total hip dislocation. Clin Biomech 1999;14:679.
  56. Schuh A., Mittelmeier W., Zeiler G., Behrend D., Kircher J., Bader B. Severe damage of the femoral head after dislocation and difficult reduction maneuvers after total hip arthroplasty. Arch Orthop Trauma Surg (2006) 126: 134–137
  57. Stanton D.A., Bruce W.J., Goldberg J.A., Walsh W. Salvaging unstable or recurrent dislocating total hip arthroplasty with the constrained acetabular component. Journal of Orthopaedic Surgery 2002: 10(2): 165–169
  58. Turner R.S. Postoperative total hip prosthetic femoral head dislocations: incidence,etiologic factors, and management. Clin Orthop 1994;301:196-204.
  59. von Knoch M., Berry D.J., Harmsen W.S., Morrey B.F. Late dislocation after total hip arthroplasty. J Bone Joint Surg Am 2002;84-A:1949–1953.
  60. Walker P.S., Mai S.F., Cobb A.G., Bentley G., Hua J. Prediction of clinical outcome of THR from migration measurements on standard radiographs: a study of cemented Charnley and Stanmore femoral stems. J Bone Joint Surg [Br] 1995; 77-B:705-14.
  61. Wang K, Wang A, Gustavson L. Metal on Metal wear Testing of Co-Cr Alloys. Symposium on Cobalt-based Alloys for Biomedical Applications 1998; Norfolk, Virginia
  62. Watson P., Nixon J.R., Mollan R.A. A prosthesis augmentation device for the prevention of recurrent hip dislocation. Clin Orthop 1991; (267): 79-84.
  63. Weber B.G. Metall-Metall- Totalprothese des Hеftgelenkes: Zurick in die Zukunft. Zeitschrift fur Orthopedie 1992; 130:306.
  64. Williams J.F., Gottesman M.J., Mallory T.H. Dislocation after total hip arthroplasty: treatment with an above-knee spica cast. Clin Orthop 1982, 171:53-58.
  65. Williamson J.B., Galasko C.S. B, Rowley D.I. Failure of acetabular augmentation for recurrent dislocation after hip arthroplasty. Report of 3 cases. Acta Orthop Scand 1989; 60 (6): 676-7.
  66. Woo R., Morrey B.: Dislocations after total hip arthroplasty. J Bone Joint Surg 64A: t295, 1982.
  67. Wroblewsky B.M. Charnley low-friction arthroplasty: a review of the past, present status, and prospects for the future. Clin Orthop 1986; 210: 37-42.
  68. Wroblewsky B.M., Siney P.D., Fleming P.A. Charnley low-frictional torque arthroplasty in patients under the age of 51 years. Follow-up to 33 years. J Bone Joint Surg (Br) 2002; 84 (4): 540-3.
  69. Zwartele R.E., Brand R., Doets H.C. Increased risk of dislocation after primary total hip arthroplasty in inflammatory arthritis: A prospective observational study of 410 hips. Acta Orthop Scand. 2004;75: 684–690.